Веселый кладезь смешных и грязных...
Кто меня давно знает, может, и простит, а кто не знает – чего мне перед ними оправдываться?
Я опять, как всегда, с запозданием. Но это у меня с Дневниками только так – на свидания и «стрелки» я никогда не опаздывал… Старею:
наверное, мозги разжижаются.

Все уже забыли, о чём там речь была третьего дня, а я только включился. Позавчера исполнилось тридцать лет со дня, как нас, нет, не нас – меня оставил Владимир Семёнович Высоцкий. Как он мог? Во многом же он меня сделал, как папа Карло Буратино. Я даже разговаривал цитатами из него… И все друзья меня понимали.
Как же он мог вот так оставить на воле волн эту бестолковую деревяшку?

Прошло много лет, но лексика моя не изменилась. Я продолжаю говорить цитатами из него. Понимают, правда, уже не все. Моя хорошая подруга, доцент 1-го мединститута рассказывает, что теперь, когда она читает лекции своим студентам, как обычно, перемежая ценные медицинские сведения строчками из ВВ, студенты на неё смотрят с удивлением, страхом и сожалением.
Так, куда это я «по пням-кореньям тяжкой поступью»?
…Ох тяжка, тяжка моя поступь и всё тяжче и тяжче.

Да никуда! Я же ж уже сказал, что Владимир Семёнович осиротил меня лично. А личную боль выливать на окружающих некрасиво.
…25-го был такой редкий день, когда я зачем-то включил телевизор. Там шла передача про то, стал бы или не стал бы Высоцкий членом Единой России, если бы он дожил до нашего времени. Тут же понял, что зря включил, но было поздно – вдруг вспомнилось, как нам в первом классе задавали рассказать, как мы себе представляем, если бы Владимир Ильич Ленин проснулся бы сегодня, и что бы мы ему рассказали, и что бы показали…

Открыв рот, я смотрел шоу. В студии сидели уважаемые друзья и знакомцы и генералы КГБ великого современника и с удовольствием вспоминали. Подозреваю, что добрая половина тех, кто о нём вспоминал, живым его никогда (в отличие от меня) не видели. Генерал КГБ «вспоминал» какую-то ху…ю про какой-то болгарский диск Высоцкого тиражом в сто штук, актриса Ирина Мирошниченко умилялась нынешней свободой слова, а я сидел, размазанный по дивану и думал: «Да! Плохую неделю я выбрал, чтобы бросить пить!»
Но всё кончается, даже самое страшное, даже «свобода слова» по-путински, столь милая актрисам-блондинкам, когда-нибудь кончится.

Кончилась и эта еб…я передача.
Я выполз на балкон и набрал номер своего близкого друга. У него, кроме того, что он мой близкий друг, есть ещё много других достоинств. И в частности, он лучший и общепризнанный специалист по Высоцкому в мире. Я его только спросил:
-- Андрюша, а как бы ты ответил на их вопрос про сегодняшнего Высоцкого?
-- А я бы им сказал: ну и мудаки же вы все здесь собрались!

@темы: эссе, В. Высоцкий