19:12 

О медицинской этике и тайне

Рустамыч
Веселый кладезь смешных и грязных...
Однажды порог кафедры кожно-венерических заболеваний одного из московских медицинских институтов переступил солидный немного смущающийся посетитель средних лет. Собственно, ничего здесь такого из ряда вон выходящего, чтобы начать словом «однажды», и не было. Чай, кафедра не глазных болезней, а несколько специфическая, само название которой многих засмущать может. И то, что пациент солидный — тоже не всегда бывает страховкой от разных неприятностей.
Но надо же с чего-то начинать, а ничего другого, как «однажды», в голову не приходит. Или вот опять же — избитый штамп — «переступил порог». Автор долго ломал голову, как бы ему избежать этого, но, не переступивши порога, как иначе посетитель мог туда попасть? Не в окно же вкидывать потенциального пациента для красного словца!
Да-да, это был потенциальный пациент, как это ни прискорбно. А ведь мог бы быть проверяющим из министерства, скажем, или просто ассистентом этой кафедры. Конечно, такой поворот был бы приятней и автору и уж, тем более, самому переступающему порог.
Но чего нет, того нет — приходится следовать правде жизни. Оно, конечно, если бы я мог что-то выдумывать, я бы сделал посетителя ассистентом, или даже, лучше, профессором той самой вызывающей смущение самим своим названием кафедры. Но выдумывать меня бог не наградил, да и не люблю я обманывать.
Очень быстро выяснилось, что потенциальный пациент был очень слабо потенциальным. В том смысле, что пришёл он не по адресу. Он из Подмосковья, а стало быть туда ему и обращаться надо было, в местный кожвендиспансер. Но солидный посетитель, оказывается, был директором крупного подмосковного завода и его там весь город знал. А у него жена, дети — очень хотелось избежать огласки. Пришлось его принять. Тем более, что диагноз у него оказался очень нехороший — сифилис. Это явилось страшным ударом по минуту ещё назад потенциальному пациенту — ведь дело было в стародавние советские времена, а тогда с этим делом было строго. Необходимо было установить и проверить весь круг близкого общения больного. И жену, конечно, в первую очередь.
И тут произошла загвоздка. Оказалось, что директор завода был большой шалун и просто даже затруднялся очертить весь круг своего близкого общения. То есть в этом вопросе потенция его не вызывала сомнений. О чём он, может быть, уже и пожалел. Ну, кого вспомнил, тех и записали. И в первую очередь, конечно, жену. И всех вызвали, соответственно на предмет обследования. Больной шалун-директор чуть не на коленях умолял сказать жене, что он как-то нетрадиционно заразился. Ну, там, полотенцем нечистым обтёрся или из стакана чужого попил. А врачи и не думали о его подвигах жене рассказывать. Оказывается в те времена у врачей этих с неблагозвучным и смутительным названием, было такое правило — супругов друг другу не сдавать. Скажем, после всех анализов выясняется, что больны оба — и жена и муж. И тогда они говорят жене, что она заболела раньше мужа, а мужу — наоборот. И пусть каждый думает, что виноват он.
И вот приезжает в клинику жена солидного шалуна. Её обследуют и — о, ужас! — она не просто больна, а гораздо раньше своего мужа заразилась. То есть, эскулапам даже врать ей ничего не надо. И начинают её пытать, что, да как, назови, мол, визави. А она молчит, как партизан. Ей объясняют, что опасаться нечего, они её мужу скажут, что это он её заразил, никто ничего не узнает. А она — ни в какую. Оказывается, она того друга своего боится подвести, который её заразил.
Ну, время идёт, больная лежит в клинике, лечится, а медперсонал с неё как со Штирлица, глаз не сводит. Всё ждут, что навестит её тот, кого они ищут. И дождались. Однажды (опять однажды!), кто-то заметил, что стоит стойкая больная у ограды, а по ту сторону ограды какой-то офицер с ней разговаривает. И даже кровь на анализ у него брать не надо — на шее светится розовое пятно, по которому они застарелый сифилис без очков разглядели. Его, конечно, тут же и поместили тоже вовнутрь ограды.
Стали врачи стыдить больную — что же она, так добро хотела сделать своему возлюбленному, что довела его до застарелого сифилиса?
Оказалось, это её бывший одноклассник, он появился недавно после многолетней разлуки, и у них всего лишь раз и случилось то, что вызвало столь пристальный врачебный интерес.
Вот почти и всё. Осталось только дорассказать, что после излечения в московской клинике жена шаловливого директора вернулась в родной город в Подмосковье. И всё у них с мужем было нормально, но что-то ей понадобилось как-то в родную местную поликлинику. А там, не знаю уж, из-за чего, но у неё с кем-то из персонала конфликт случился. И в разгар спора пациентке было брошено в лицо, что ей бы, заразившей своего мужа сифилисом, лучше бы помалкивать. Видимо, документы из московской клиники всё-таки поступали в медучреждение по месту жительства.
И через пару дней эту новость знал уже весь город. А через неделю она повесилась.
Вот теперь уже точно всё. Говорил же — не умею я выдумывать. Хотя иногда очень хочется.

URL
Комментарии
2012-12-11 в 20:16 

stander-by
Чепуха на постном масле
Сволочи!!
зы: о кач-ве произведения можешь судить по моей реакции - ибо в жизни практически не ругаюсь...

2012-12-11 в 20:29 

Рустамыч
Веселый кладезь смешных и грязных...
ksenan, спасибо, дорогая!

URL
2012-12-11 в 20:32 

Либертарный Дракон
Домой вернулся моряк, домой вернулся он с моря, и охотник пришёл с холмов... (Р.Л.Стивенсон, "Реквием")
М-да.

2012-12-11 в 23:51 

Натела
Не нравится жизнь? Освободи место!
Рустамыч,

Кошку в мешке не утаишь. Все тайное рано или поздно становится явным. Что знают двое, то знает и свинья. И проблема вовсе не в том, как научить (или заставить?) врачей врать (это, кстати, слова от одного корня) получше, а в том, что мы сами не разумны. Каждый расплачивается за собственные ошибки. Это аксиома. Против этого можно протестовать, но изменить невозможно.

2012-12-12 в 03:35 

зеленый тигр
Хотелось сказать: "однако", но не могу понять - в адрес какой из участвовавших сторон ...

2012-12-12 в 09:32 

*demma*
Неисправимая оптимистка
А как хорошо всё начиналось. Я уж и повеселиться, как обычно от твоих рассказов, приготовилась, а тут такой фокус! И такая тема больная, для меня, во всяком случае, нет, не сифилис, а медицинская этика, а вернее, отсутствие таковой. Бедняжку жаль так... и уже не помнится, что она и заразила... исключительно как к жертве отношение.

     

Окуджававед

главная