13:56 

Рустамыч
Веселый кладезь смешных и грязных...
Нет, сегодня я его всё-таки убью.
Изо дня в день откладываю этот момент, но знаю, что всё равно придётся. И Мичурин говорит: будь же ты мужчиной! Я уже в стволе и дырочки просверлил длинным сверлом, чтобы до самой сердцевины. Осталось только яд залить, но я каждый день откладываю.
Этот фикус я посадил пять лет назад совсем тоненьким хиленьким прутиком. Чтобы его ветром не поломало, к нему была привязана тростиночка бамбука. И я мечтал о том, как я его буду поливать, как он у меня разрастётся, и крону его я буду обрезать точно по периметру веранды, чтобы нещадное солнце пяди моего тучного тела не увидело, выпивающего на свежем воздухе в шезлонге.
Но сначала строители дома забетонировали всю веранду целиком, хотя накануне я им сказал, чтобы они оставили ямку для дерева. Они покивали, дескать, да, да, как вам будет угодно сэр. Но забыли, конечно. Увидев результат, я приказал брать отбойный молоток и сделать то, что их просили. Они сначала в отказку, мол, невозможно это и вообще нельзя, и жёнушка моя была с ними солидарна. Но я был непреклонен. И они бедняги полдня потом ломали тридцатисантиметровую толщу бетона. Веранда хоть и на втором этаже, но под ней земля, ибо избушка наша к горе приделана.
Жена была против, чтобы я сажал тут плодовое дерево, чтобы не убирать бесконечно грязь от упавших перезревших фруктов. Да я и сам хотел, чтобы здесь росло что-то вечнозелёное. А главное быстрорастущее, чтобы успеть дождаться времени подрезки лишней кроны. Поэтому цитрусовые тоже пришлось исключить и остался только фикус.
В прошлом году крона моего фикуса совсем уж было покрывала всю веранду, но приехала моя чересчур самостоятельная тёщенька, а мы с женой, на беду куда-то уехали. И в чёрный час звонит жене её подруга и говорит, чтобы она меня подготовила, чтобы со мной удара не случилось по приезду, ибо деятельная не в меру тёщенька мой фикус пообпилила до формы корабельной мачты. Чтобы дерево солнце не загораживало, а то зимой холодно. Тёща как раз зимой у нас была и почему-то не подумала, что зима у нас два месяца, а остальное — лето. А может и подумала, но чего не сделаешь, чтобы любимому зятю приятное сделать, потому, что и зимой-то у нас лучше от солнца под фикусом прятаться.
Я думал, убью тёщу, но ничего, пока вернулись, поостыл, только наорал и отправил её восвояси.
За год деревце вернуло себе половину своих размеров. И вот теперь я сам поступлю с ним гораздо жесточей, чем даже способна моя тёщенька.
Дело в том, что месяца два назад моя благоверная обратила моё внимание на то, что плитка вблизи дерева трескаться стала. Смотри, говорит, что твоё дерево наделало, видишь? А я отвечаю, что не вижу, потому что у меня с детства плохое зрение. Тогда она меня чуть не носом в пол тычет:
— Видишь? Видишь?!
— Ничего не вижу, — упорствую я, да и действительно не вижу. Ну, может, есть там маленькая трещинка, а где их нету?
— Твой фикус скоро нам весь пол взломает, и ты же первый убьёшься, споткнувшись о его вылезшие из земли корни.
— Не мешай мне работать! — подвёл я итог неприятного разговора.
Тогда она выждала с месяцок и обратилась к помощи специалиста, то есть вызвонила Мичурина. Мичурин, прихлёбывая из баночки и почмокивая, обошёл вокруг дерева и замычал в нерешительности. Видно было, что он готов меня предать, но побаивается. Наконец, он решился:
— Да, это дерево через пару лет весь пол на веранде вам переколбасит.
— Ну и чёрт с ним! — не отступал я, — У нас в других местах пол останется.
Жёнушка с Мичуриным обменялись многозначительными взглядами, и она ещё покрутила пальцем у виска, чтобы он всё правильно понял. Он всё понял и продолжил:
— Согласен, чёрт с ним, с полом. Но дальше это дерево за дом возьмётся, можешь не сомневаться.
Я обозлился на его двурушничество — пиво пьёт со мной, а чуть что и вот она, цена нашей дружбы:
— До дома здесь целых два метра, сволочь!
Он вздохнул и велел мне идти в машину, он меня сейчас на экскурсию свозит.
Приехали мы в один дом, а там точно такое же дерево растёт. Только огромное, с необхватным стволом. Ему уже десять лет, пояснил мне Мичурин. И толстенные стволы, в которые превратились бывшие когда-то корни, горизонтально расходились поверх земли в разные стороны на два-три метра, превратив в труху бывший когда-то асфальт.
Я молча посмотрел на дерево минуты с две, потом погладил его по стволу, повернулся и пошёл к машине.
Потом несколько дней искал дрель, чтобы сделать в стволе моего фикуса дырки. Потом ещё несколько дней искал сверло. Потом ещё несколько дней мне было некогда. Потом просверлил дырки. Сверло шло плохо, завязая в живой и сырой плоти. Потом надо было налить в эти дырки специального яда, который убивает любую растительность. Яда я не нашёл, хотя он всегда у меня стоял в специальном шкафу. А магазины сегодня закрыты! Мичурин, наблюдавший за моей деятельностью, сказал, что у него дома есть.
— Нет, сегодня я к тебе не поеду! — закапризничал я.
— Я сам привезу! — встрепенулся Мичурин.
— Нет, я сказал!!! — заорал я, и Мичурин отшатнулся.
Прошло ещё несколько дней. Сейчас я сижу, дописываю и еду к Мичурину за ядом. Я возьму пластиковую соломку для коктейлей, наберу в неё яду и выпущу в дырочку. И так несколько раз.
И через несколько дней листики на моём дереве высохнут и упадут под ноги. Их будет очень много, полная веранда, чуть не по колено. Я буду ходить в этом озере, и оно будет шуршать под моими чуткими к боли ногами.

URL
Комментарии
2013-08-02 в 14:03 

горностайка
горностайка
насколько прекрасно написано, настолько же жалко фикус!

2013-08-02 в 14:12 

Сорринка
Рустамыч, а пересадить его в другое место нельзя? Сейчас ведь есть специальная техника, чтобы взрослые деревья пересаживать.

2013-08-07 в 01:01 

Рустамыч
Веселый кладезь смешных и грязных...
горностайка, спасибо!!!

URL
2013-08-07 в 01:02 

Рустамыч
Веселый кладезь смешных и грязных...
Сорринка, Можно, дорогая. Но для этого нужно будет разрушить весь дом.

URL
   

Окуджававед

главная