Рустамыч
Веселый кладезь смешных и грязных...
Итак, после некоторого перерыва, я снова здесь. И опять собираюсь завести свою зубосверлящую волынку насчёт юбилейного тома альманаха «Голос надежды. Новое о Булате». Но сначала о приятном — о денежных поступлениях. О денежных поступления всегда говорить приятно. Но ещё приятней мне назвать имена тех прекрасных людей, которые в этом поучаствовали:

Красухин Г.Г.
Весёлый С. С.
Торбенкова Н.В.
Демидова М. В.
Руденко Е. П.
Каганович В. И.
Прокофьев Д. В.

Мой низкий поклон!
Семь человек — это, конечно, много. Не оскудела ещё земля русская добрыми людьми! Но… хотелось бы больше. И я уверен, что их больше, просто не все заглядывают в мой дневничок. Поэтому ещё раз прошу всех, кому данная тема не безразлична, делиться этой информацией, где только можно.
Конечно, как многие друзья мне замечают, всё я делаю неправильно. Не умею я рассказать «об истории альманаха, о ценности его исторической, литературной, мемориальной». Я вообще ни о чём нормально рассказать не умею. Да и не уверен, если честно, в вышеперечисленных ценностях нашего десятилетнего труда. Как из сегодня можно узнать, что завтра будет ценно, а что напрочь забыто?
Поэтому я откровенно скажу: то, чем мы занимаемся, нам интересно сегодня, без оглядки на другие времена. И уверен, не нам одним интересно. Это подтверждает хотя бы список жертвователей.
В общем, это всё, что я хотел сказать сегодня, взывая к вашей помощи. Напоследок лишь ещё один отрывок из будущей книги. Это из воспоминаний композитора Александра Журбина:

…Ну, а дальше было обычное советское безобразие. Фильм Мотыля подвергли всяческим сокращениям и переделкам, исказили смысл, выхолостили суть. Картина получила третью категорию, — и это означало всего несколько копий и показ исключительно по сельским клубам.
...Песню нашу выкинули из фильма. Но сначала заставили переделать несколько строк. А потом всё равно выкинули. Кто-то решил, что она призывает к алкоголизму. Ведь это были первые годы Горбачёва, и был взят курс на борьбу с пьянством. Конечно, ничего из этой борьбы не вышло, но песню вырезали.
Однако я помню, что Окуджава на премьере фильма в Доме кино сам написал для меня от руки этот текст. И назло всем — так и сказал: «назло!» — вернул все старые строчки. Так этот автограф и висит в моём кабинете до сих пор:
С каждым часом мы стареем
от беды и от любви.
Хочешь жить — живи скорее,
а не хочешь — не живи.
Наша жизнь — ромашка в поле,
пока ветер не сорвёт...
Дай Бог воли, дай Бог воли,
остальное заживёт.
Припев:
Николай нальёт, Николай нальёт,
Николай нальёт, а Михаил пригубит.
А Федот не пьёт, а Федот не пьёт,
а Федот — он сам себя погубит.
Кто там робкий, кто там пылкий,
всё равно — судьба одна.
Не клянись, дурак, бутылкой,
просто пей её до дна!
Не для праздного веселья
нас Фортуна призвала...
Дай Бог лёгкого похмелья
после долгого стола!
Припев:
Бог простит, беда научит,
да и с жизнью разлучит.
Кто что стоит, то получит,
а не стоит — пусть молчит.
Наша жизнь — ромашка в поле,
пока ветер не сорвёт...
Дай Бог воли, дай Бог воли,
остальное заживёт.
Припев.
Кстати, приведу по памяти, как звучали переделанные Булатом по просьбе Госкино строчки в начале второго куплета:
Кто там пылкий, кто там робкий —
раскошелимся сполна.
Не жалей, что век короткий,
а жалей, что жизнь одна.
Тоже хорошо, ничего не могу сказать. Но смысл немного изменился. И слово бутылка было убрано. Но это не спасло ни песню, ни фильм.

Ну, а теперь кошельки, если это кому-то интересно:

1. Яндекс-кошелёк.

410011583164880

Его можно пополнить десятками способов из любой страны. money.yandex.ru/prepaid/?from=bal.

2. Карта банка «Связной».

2989369870319

Пополняется в любом салоне связи «Связной». svyaznoybank.ru/home/retail/cards/replenishcard....

3. Сбербанк.

Номер карты 676196000220836572

Пополнение – в любом отделении Сбербанка.